07_olga (07_olga) wrote,
07_olga
07_olga

ПРАВО НА ОБРАЩЕНИЕ В ОРГАНЫ по материалам УД Нефтебаза "Красный Яр" Зеленских и Петровичева

28 апреля 2015 года СЧ ГСУ ГУ МВД РФ по НСО было возбуждено по ч. 4 ст.159 УК РФ Уголовное дело № 51069 (УД) в отношении бывшего зам.генерального директора частной фирмы - ОАО «Нефтебаза «Красный Яр» (в дальнейшем - нефтебаза) по нефтепродуктам Зеленского Максима Александровича, бывшего зам. гендиректора по экономике и финансам Петровичева Алексея Юрьевича и не установленного лица.
Несмотря на то, что в ГУ МВД РФ по Новосибирской области достаточно своих оперативных подразделений, оперативное сопровождение данного уголовного дела, с момента начала проверки первичных полицейских материалов о краже топлива одного частного предприятия ОАО «Нефтебаза «Красный Яр» у другого ООО «ЛУКОЙЛ-Резервнефтепродукт», осуществляло Управление ФСБ по Новосибирской области. Такое происходит не впервые так, как это очень удобно когда одно ведомство по заказу другого предоставляет «нужную» им информацию. В случае же обращения к кому либо из них можно сослаться, что и имеет место, на тайну следствия или гостайну в проводимой ОРД.
Используя свой особый статус среди правоохранительных структур России, а также полномочия по контрразведывательному обеспечению ряда силовых ведомств, УФСБ РФ по Новосибирской области осознано ввело в заблуждение Новосибирский областной и Железнодорожный районный суды, Прокуратуру Новосибирской области, СУ СК РФ по Новосибирской области, ГУФСИН России по Новосибирской области, которые так или иначе, доверяя органам ФСБ РФ, дали УФСБ РФ по Новосибирской области возможность, на основании предоставленных им не достоверных документов, выполнить основной объем ОРМ еще задолго до возбуждения УД № 51069. Так, еще до возбуждения 28.04.2015 г. УД № 51069, УФСБ РФ по Новосибирской области были проведены в период с 02.04.2015г. по 24.04.2015г. оперативно-розыскные мероприятия: «опрос», «наведение справок», «прослушивание телефонных переговоров» (№35/3261 от 24.04.2015г. том 3, стр.58-59 УД), что сделало возможным, посредством приобщения полученные незаконным способом материалов к результатам «хиленькой» первичной проверки УЭБ и ПК ГУ МВД РФ по Новосибирской области, возбудить УД № 51069. На незаконность проведения Управлением ФСБ РФ по Новосибирской области оперативно-розыскных мероприятий при разрешении хозяйственного спора между двумя частными Обществами ООО «Нефтебаза «Красный Яр» и ООО «ЛУКОЙЛ-Резервнефтепродукт указывают, прежде всего, следующие Законодательные акты Российской Федерации:
1. ст.ст. 4, 13, 14 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" от 12.08.1995 г. ФЗ № 144, которые однозначно трактуют проведение ОРД, уполномоченным на то органом, только в рамках своих полномочий (компетенции).
2. ст.ст. 1, 8, 10, 12 Федерального закона "О Федеральной службе безопасности" от 03.04.1995 г. N 40-ФЗ.
3. п. 2 ч.2, п. 5 ст. 151 "Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" от 18.12.2001 N 174-ФЗ
В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 151 УПК РФ предварительное следствие производится: следователями органов Федеральной службы безопасности – по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 189, 200.1 ч. 2, 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 208, 211, 215.4 ч. 2 п. «б», 217.1, 226.1, 229.1, 275 – 281, 283, 283.1, 284, 322 ч. 3, 322.1 ч. 2, 323 ч. 2, 355, 359 и 361 УК РФ.
Таким, образом, из смысла приведенных норм закона следует, что органы ФСБ России являются специализированным правоохранительным органом, выполняющим узкие и очень важные специфические задачи, связанные с обеспечением государственной безопасности. Выполнение же отдельными сотрудниками органов ФСБ России несвойственных им функций, свидетельствует о намеренном отвлечении сил и средств ведомства, создания перед своим руководством иллюзии активной деятельности и нежелания или неспособности выполнять поставленные перед ними законом задачи.
Ссылки на ч. 5 ст. 151 УПК РФ не корректны, т.к. статья предусматривает, что по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных, в том числе и ч. 4 ст. 159 УК РФ, предварительное следствие может производиться также следователями органа, выявившего эти преступления, однако, во-первых, эта норма закона не является императивной, то есть обязательной к исполнению, поскольку содержит формулировку «может», а во-вторых, при таком буквальном подходе, органы ФСБ России, имеют возможность полностью переключится на расследование общеуголовных преступлений, подследственных органам МВД России, «забыв» о выполнении тех функций, для которых они собственно и созданы.
Применение на практике нормы закона об альтернативной подследственности уголовных дел о некоторых преступлениях не должно сводиться к абсурду, когда узкоспециализированные следственные органы влезают в явно несвойственную их основной деятельности сферу хозяйственных и предпринимательских отношений.
Даже получив каким-либо образом оперативную или иную информацию о планируемом, совершаемом или совершенном противоправном деянии, содержащем в себе признаки преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ сотрудники УФСБ России по Новосибирской области обязаны были направить материалы в компетентные органы по подследственности, тем более с первого дня было очевидно, что спор между частными Обществами: ООО «ЛУКОЙ-Резервнефтепродукт» и ОАО «Нефтебаза «Красный Яр» относится к категории гражданско-правовых, а поэтому все вопросы на момент подачи заявлений в УФСБ И ГУ МВД РФ по Новосибирской области, уже решались в АС.
Поэтому ясно и очевидно, что участие УФСБ РФ по Новосибирской области в доследственной проверке по общеуголовному преступлению, проведению ОРМ до возбуждения УД № 51069, результаты которых были единственным источником для принятия процессуального решения о возбуждении уголовного дела, продолжению оперативного сопровождения УД № 51069, совершенно не входит в компетенцию органов ФСБ РФ,а стало быть являлось незаконным.
Для придания хоть какой то законности факту возбуждения уголовного дела и главное - показать свою «работу» перед Центром, с 14.05.2015г. была проведена беспрецедентная пиар компания, в которой умышленно, через СМИ, вводилась в заблуждение многомиллионная аудитория жителей России, ближнего и дальнего зарубежья с задействованием местного и центрального телевидения, газет, интернета и т.п., где демонстрировалась, со ссылкой на УФСБ РФ по Новосибирской области, лживая информация о якобы совершенном хищении фигурантами уголовного дела более 14 тыс.(а то и 14 миллионов) тонн топлива на сумму 1 млрд. руб., якобы предназначенного для МО РФ.
При этом полагаю, что Управление ФСБ РФ по Новосибирской области, с целью оправдания своего незаконного участия, специально «подбросило» в прессу заведомо ложную информацию про объем, сумму и привязку к МО РФ якобы похищенного на ОАО «Нефтебаза «Красный Яр» топлива.
Вместе с тем, не дождавшись окончания следствия, без решения суда, УФСБ РФ по Новосибирской области было заявлено, что топливо (и именно в объеме 14 000 тн. на сумму 1 млрд. руб.) было похищено Зеленским М.А. и Петровичевым А.Ю. более никем, т.е. по хлестче, чем в 1937 году, виновные были публично назначены заранее и, что подтверждается ведением следствия, как бы другой правды правоохранительным органам Новосибирской области и не надо.
Таким образом, УФСБ РФ по Новосибирской области игнорирует основной Закон – Конституцию Российской Федерации, согласно которой и действующего законодательства на территории Российской Федерации, человек может быть признан виновным в совершении того или иного преступления только по решению суда. На момент публикаций в СМИ по информации, поступившей от УФСБ РФ по Новосибирской области, судом не была доказана вина Зеленского М. А.и Петровичева А.Ю. в краже более 14000 тн. «армейского топлива» на сумму около 1 млрд. руб.

С учетом вышеизложенных фактов родители фигурантов УД № 51069 Зеленский и Петровичева вынуждены были выступить в защиту детей. В соответствии с Законодательством РФ направляли обращения и заявления руководству страны, в государственные органы, Общественный антикоррупционный комитет Российской Федерации согласно ПРАВА НА ОБРАЩЕНИЕ:
ПРАВО НА ОБРАЩЕНИЕ, означающее, согласно содержанию ч.2 ст.17, ч.2 ст.55 Конституции РФ, что такое право принадлежит человеку и гражданину от рождения, и не вправе быть лишено каким-либо государственным органом, органом местного самоуправления или должностным лицом.
Право на обращение также исходит из положения ст. 10 «Международной конвенции по правам человека», ст. 1 N 54-ФЗ от 30.03.1998 г. "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней", ст.ст. 21, 23, 24 и 33 Конституции Российской Федерации, ст.ст. 2, 6 и 8 N 59-ФЗ от 02.05.201 6 г. « О порядке рассмотрения обращений граждан РФ», ст.ст. 5, 6, 9, 12, 27 и 33 Федерального закона от 07.02.2011 г. N 3-ФЗ "О полиции", п.п. .3, 3.4, 3.5, 8.1, 8.2, 8.6, 120 и 160 Приказа МВД России от 12.09.2013 N 707 "Об утверждении Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации", ст.ст. 4, 5, 6 и 19 Федерального закона от 03.04.1995 N 40-ФЗ "О Федеральной службе безопасности", п.п. 19 и 29 Приказа ФСБ РФ от 13.08.2013 г. N 463 "Об утверждении Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах федеральной службы безопасности», Приказа Следственного комитета Российской Федерации от 03.05.2011 № 72 «Инструкция о порядке приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета Российской Федерации» и т.д.
Во всех перечисленных законодательных актах указано, что Граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления.
При этом необходимо иметь в виду, что в случае, когда гражданин обращается в названные органы с заявлением, в котором приводит те или иные сведения (например, в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом, по его мнению, или совершенном либо готовящемся преступлении), но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.
Обращение в органы внутренних дел, прокуратуры, суд или в общественные организации с заявлением или сообщением о совершении кем-либо преступления или правонарушения не может рассматриваться, как распространение негативных сведений, так как к компетенции этих органов относится рассмотрение заявлений и сообщений о преступлениях и правонарушениях и, в то же время законом на сотрудников этих органов возложена обязанность по соблюдению тайны следствия, сохранении конфиденциальности и т.д.

Изложенное выше подтверждается Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» и утвержденным Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16 марта 2016 г. «Обзором практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации».
Так:
1. Согласно Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» в части пунктов:
10. Статьей 33 Конституции Российской Федерации закреплено право граждан направлять личные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок.
Судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда гражданин обращается в компетентные органы или должностному лицу с заявлением, в котором приводит те или иные сведения, например, в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом, по его мнению, или совершенном либо готовящемся преступлении, либо в целях восстановления или защиты своих прав, свобод и законных интересов, но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.
По смыслу закона, направление заявлений и жалоб, как в государственные, так и в другие компетентные органы с целью проверки законности действий, либо бездействия лица, не является основанием для того, чтобы считать доказанным факт распространения ложных сведений о нём.
2. Утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16 марта 2016 г. «Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации» указывает:
9. Требования истца о защите чести и достоинства не подлежат удовлетворению, если им оспариваются сведения, изложенные в официальном обращении ответчика в государственный орган или к должностному лицу, а само обращение не содержит оскорбительных выражений и обусловлено намерением ответчика реализовать свое конституционное право на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления.
Запрет преследования гражданина в связи с его обращением в государственный орган, орган местного самоуправления или к должностному лицу с критикой деятельности указанных органов или должностного лица либо в целях восстановления или защиты своих прав, свобод и законных интересов либо прав, свобод и законных интересов других лиц прямо установлен в статье 6 Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации".
В ряде случаев при рассмотрении дел, оценивая сведения, изложенные в официальном обращении ответчика в государственный орган или к должностному лицу, суды приходили к ошибочному выводу о том, что оспариваемые истцом высказывания, которые, по его мнению, порочат его честь, достоинство или деловую репутацию, должны рассматриваться как утверждения о фактах и событиях, являющиеся предметом судебной проверки в порядке статьи 152 ГК РФ.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в целях исправления ошибки в применении норм права при рассмотрении конкретного дела, отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления, высказала следующую правовую позицию.
Каждый гражданин имеет право свободно и добровольно обращаться в государственные органы, органы местного самоуправления и к должностным лицам в целях защиты своих прав и законных интересов либо прав и законных интересов других лиц. При этом гражданин может указать в обращении на известные ему факты и события, которые, по его мнению, имеют отношение к существу поставленного в обращении вопроса и могут повлиять на его разрешение.
То обстоятельство, что изложенные в обращении сведения могут не найти своего подтверждения, не является основанием для привлечения заявителя к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 ГК РФ, если соответствующее обращение обусловлено его попыткой реализовать свои конституционные права, имеющие выраженную публичную направленность, в целях привлечения внимания к общественно значимой проблеме. Иное означало бы привлечение лица к гражданско-правовой ответственности за действия, совершенные им в пределах предоставленных ему конституционных прав, а равно при исполнении им своего гражданского долга.
Об этом также свидетельствует реакция Президента РФ на преследование заявителей в органы управления и власти РФ, а также положительная тенденция в РФ в направлении значительного увеличения количество решений судов различных инстанций субъектов Российской Федерации по вынесению оправдательных приговоров по ст. 128.1 УК РФ.

В рамках УД № 51069 было подано значительное число заявлений и обращений в органы управления и власти РФ. Назад через СУ СК РФ по Новосибирской области прошло 8 обращений, а через Прокуратуру Новосибирской области более 40 обращений.
Зеленскому А.И. были даны ответы, в том числе и подписанные руководством прокуратуры по Новосибирской области: Прокурором Новосибирской области Фалилеевым В.А. (4), Заместителем прокурора области Турбиным А.Ю. (7), 1 заместителем прокурора области Кузьменок Л.Я. (1), Заместителем прокурора области Медведевым С.В. (1).
Во всех своих постановлениях об отказе в удовлетворении жалоб указанные лица сообщали, что рассматривали, в числе других, и такие аргументы Зеленского А.И., как:
- о незаконности проведения УФСБ РФ по Новосибирской области оперативно-розыскных мероприятий:
- о функционировании на территории Новосибирской области устойчивой преступной группы из числа руководящего и оперативного состава УФСБ и ГУ МВД РФ по Новосибирской области;
- о «крышевании» фирм, предприятий и организаций, их рейдерском захвате;
- об участии УФСБ в разрешении хозяйственного спора между ОАО «Нефтебаза «Красный Яр» и ООО « ЛУКОЙЛ- Резервнефтепродукт»;
- о принуждении руководства нефтебазы к подаче заявлений о хищении нефтепродуктов;
- о незаконном осуществлении УФСБ оперативного сопровождения указанного уголовного дела;
- о посещении Зеленского М.А. в условиях СИЗО сотрудниками УФСБ и требовании к нему признаться в совершенном преступлении;
- об ослаблении УФСБ качества проводимой работы антитеррористической направленности;
- об оказании давления на свидетелей и родственников фигурантов УД № 51069:
- о том, что весь бизнес приносящий прибыль обложен данью руководящих сотрудников УФСБ и ГУ МВД по Новосибирской области и т.д.
Как следует из содержимого вышеуказанных документов прокурор Новосибирской области Фалилеев В.А. и его зам. Турбин А.Ю., при рассмотрения заявлений Зеленского А. И., использовали, в числе других, следующие нормативные акты:
- Конституция РФ (ст.ст. 21, 23, 24 и 33);
- Ст. 10 ФЗ от 17.01.1992 N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» «Рассмотрение и разрешение в органах прокуратуры заявлений, жалоб и иных обращений»:
1. В органах прокуратуры в соответствии с их полномочиями разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов. Решение, принятое прокурором, не препятствует обращению лица за защитой своих прав в суд. Решение по жалобе на приговор, решение, определение и постановление суда может быть обжаловано только вышестоящему прокурору.
2. Поступающие в органы прокуратуры заявления и жалобы, иные обращения рассматриваются в порядке и сроки, которые установлены федеральным законодательством.
3. Ответ на заявление, жалобу и иное обращение должен быть мотивированным. Если в удовлетворении заявления или жалобы отказано, заявителю должны быть разъяснены порядок обжалования принятого решения, а также право обращения в суд, если таковое предусмотрено законом.
4. Прокурор в установленном законом порядке принимает меры по привлечению к ответственности лиц, совершивших правонарушения.
5. Запрещается пересылка жалобы в орган или должностному лицу, решения либо действия которых обжалуются;
- ст. 40.4 «Присяга прокурора» ФЗ от 17.01.1992 N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации" гласит, что каждый прокурор берёт на себя обязанности в борьбе с любыми нарушениями законов независимо от того, кто совершил преступление. Также с особым вниманием относиться ко всем поступившим заявлениям, жалобам или ходатайства со стороны граждан, при этом справедливо действовать в рамках закона.
При несоблюдении перечисленных обязательств лицо не может дальше являться сотрудником прокуратуры т.к. он нарушает законные интересы и Конституционные права гражданина России. Это ставит в бесправное положение заявителя и препятствует доступу к установлению правосудия;
- ст.ст. 2, 6 и 8 N 59-ФЗ от 02.05.2016 г. « О порядке рассмотрения обращений граждан РФ»;
- ст. 21 УПК РФ «Обязанность осуществления уголовного преследования»
2. В каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные настоящим Кодексом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления.
- Приказом Генерального прокурора РФ от 30.01.2013 N 45 об утверждении «Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры РФ»;
- Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 27 декабря 2007 г. № 212 «О порядке учета и рассмотрения в органах прокуратуры Российской Федерации сообщений о преступлениях»
1.8. В случаях непосредственного обнаружения признаков преступления в ходе проверок исполнения законов и служебных проверок в порядке, установленном п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, выносить мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства, которое фиксировать в Книге учета сообщений о преступлениях.
- Приказ Генпрокуратуры №39 от 05.07.2002 г. « Об организации прокурорского надзора за законностью уголовного преследования в стадии досудебного производства», где пункты 2.2 и 2.4 призывают к обязанности прокуроров незамедлительно возбудить уголовное дело, если поступило заявление с очевидными признаками преступления, также, если существуют все возможности для сбора необходимой информации и улик.
- ст. 37 «О государственной гражданской службе РФ», в которой говорится, что за несоблюдение особого внимания ко всем поступившим заявлениям, жалобам или ходатайства со стороны граждан и осуществление действий не в рамках закона влечет увольнение прокурора с должности, за нарушение статьи 37 Федерального закона. В статье говорится о нарушении Конституционных прав гражданина и невыполнении его требований в рамках законодательства, что влечёт за собой снятие с должности.
Зная об указанных нормативных актах прокурор Новосибирской области Фалилеев В.А. и его зам. Турбин А.Ю. в обращениях и заявлениях Зеленского А. И. не обнаружили признаки состава каких-либо преступлений, в т.ч. и по ст. 128.1 УК РФ. Из ответов очевидно, что прокуратура как надзирающий орган вынесла свое окончательное решение по всем заявлениям и обращениям Зеленского А.И.
Однако, то, что считает правильным Генеральная прокуратура и прокуратура по Новосибирской области, не является таковым для некоторых сотрудников СУ СК РФ по Новосибирской области, УФСБ и ГУ МВД РФ по Новосибирской области.
Так, Кайраканов А.Т. , в находящихся архивных делах уже рассмотренных прокуратурой по Новосибирской области обращениях и заявлениях Зеленского А.И. полугодовой и годовой давности в адрес первых лиц государства и силовых ведомств заместитель Председателя Комитета ГД ФС РФ по безопасности и противодействию коррупции Хинштейн А.Е. от 09.01.2016 г. на 13 листах; Председателю МОО РАП «Общественный антикоррупционный комитет» по УСДФО Сафроновой О.В. от 19.11.2015 г. на 17 листах; Президенту РФ Путину В.В. от 14.12.2015 г. на 6 листах; начальнику ГУ МВД РФ по Новосибирской области Стерликову Ю.Ю. от 25.01.2016 г. на 21 листе; заместителю Генерального Прокурора РФ Гринь В.Я. от14.05.2016 г. на 42 листах; УД № 556810, том 7, л.д. 1-2); начальнику УФСБ РФ по Новосибирской области Бойко С.И. от 20.10.2015 г. на 6 листах,
при грубейшем нарушении требований ч.6 ст.8 Федерального Закона от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», выявил признаки преступлений, предусмотренных ч.5 ст. 128.1 УК РФ и в отношении Зеленского А. И. 08.11.2016 г. было составлено 6 идентичных по содержанию рапортов об обнаружении признаков преступления.
09.11. 2016 г. дознаватель ОД ОП №1 «Центральный» УМВД РФ по г. Новосибирску капитан полиции Ерахтина А.М. (не имеющая никакого представления об особенностях состава преступления ст. 128.1 УК РФ), зарегистрировала в КУСП как минимум 6 неизвестного происхождения материалов на Зеленского А.И., а затем, не проведя никакой проверки сообщений о преступлении, добавив к ним рапорта следователя по ОВД первого отдела по расследованию ОВД о преступлениях против личности и общественной безопасности СУ СК РФ по НСО Кайраканова А.Т. о якобы обнаруженных признаках преступлений предусмотренных ст. 128.1 УК РФ «Клевета», с интервалом в полчаса оптом изготовили 6 постановлений о возбуждении 6 уголовных дел на Зеленского А.И. по ч. 5 ст. 128.1 УК РФ: УД № 688858(по обращению к заместителю Председателя Комитета ГД ФС РФ по безопасности и противодействию коррупции Хинштейн А.Е. от 09.01.2016 г. на 13 листах); УД № 688859(по обращению к Председателю МОО РАП «Общественный антикоррупционный комитет» по УСФО Сафроновой О.В. от 19.11.2015 г. на 17 листах); УД № 688860(по обращению к Президенту Р.Ф. Путину В.В. от 14.12.2015 г. на 6 листах); УД № 688871(по обращению к начальнику ГУ МВД РФ по НСО Стерликову Ю.Ю. от 25.01.2016 г. на 21 листе); УД № 688872 (по обращению к заместителю Генерального Прокурора РФ Гринь В.Я. от14.05.2016 г. на 42 листах); УД № 688873(по обращению к начальнику УФСБ РФ по Новосибирской области Бойко С.И. от 20.10.2015 г. на 6 листах).
Таким образом СУ СК РФ по Новосибирской области Кайраканов А.Т., вместо того чтобы руководствоваться вышеизложенными положениями ПРАВА НА ОБРАЩЕНИЕ и не пытаться найти в действиях более грамотных в юридическом отношении «старших товарищей» и криминала, выявил «существенные недоработки и промахи Новосибирской областной прокуратуры в плане сокрытия признаков преступлений в заявлениях и обращениях граждан».
Т.к. Филиппов И.В. и Кайраканов А.Т. еще с ноября 2015 г. говорили Зеленскому А. И., (по словам Зеленского) что - «... будет ст.128.1 ч. 5 и обвинительный приговор», то в случае вынесения судом обвинительного приговора будет автоматически доказан факт сокрытия преступлений прокуратурой Новосибирской области.
В следствии этого указанные сотрудников прокуратуры Новосибирской области подпадают под положения ст. 40.4 ФЗ от 17.01.1992 N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации" и ст. 37 ФЗ «О государственной гражданской службе РФ», в которых говорится, что за несоблюдение особого внимания ко всем поступившим заявлениям, жалобам или ходатайства со стороны граждан и осуществление действий не в рамках закона влечет за собой снятие с должности, т.к. такое лицо не может дальше являться сотрудником прокуратуры.
На недопустимость уголовного преследования за обращение в органы управления и власти РФ свидетельствует реакция Президента Российской Федерации на преследование заявителей в органы управления и власти РФ, а также все увеличивающиеся количество решений судов различных инстанций субъектов Российской Федерации по вынесению оправдательных приговоров по ст.128.1 УК РФ, к примеру: апелляционное постановление Семеновского районного суда Нижегородской области от 18.09.2014 г. по делу 10-18/2014, апелляционное постановление Саратовского областного суда от 19.10.2016 г. по делу 22К-3336/2016 и т.д.
Продолжение следует...
Tags: Нефтебаза "Красный Яр", коррупция, незаконное преследование, правосудие
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments