07_olga (07_olga) wrote,
07_olga
07_olga

Categories:

Не вынесено соломоново решение...прикрыта безответственность следствия по ОАО "Нефтебаза"Красный Яр"

Напомним, бывшие заместители директора Новосибирской ОАО "Нефтебаза «Красный Яр» Алексей Петровичев и Максим Зеленский обвинялись по статье о мошенничестве в особо крупном размере и о легализации денежных средств. В итоге они были осуждены только по первой статье, а по второй – оправданы. По версии следствия, фигуранты похитили у предприятия более 500 миллионов рублей, создав фиктивную кредиторскую задолженность и перечислив деньги на счета ООО «Камом». Ранее я подробно писала об этом сложном и неоднозначном деле.
Завершено судебное следствие, Железнодорожным районным судом вынесен приговор по делу ОАО Нефтебаза «Красный Яр» в отношении двух замов Зеленского М.А. и Петровичева А.Ю. Их приговорили к 4,5 годам колонии общего режима и штрафу в 500 тысяч рублей.
Я внимательно слушала судью и участвующего в деле прокурора. Ожидала услышать выводы в части исследования новых судебных доказательств. Полагала, что прокурор дополнит обвинение новыми выводами. Но, к сожалению этого не произошло, поскольку государственный обвинитель ограничился лишь зачитыванием показаний свидетелей и ссылками на материалы дела, да и, то в части на те, что судом не исследовались.
В статье ограничусь лишь новыми установленными фактами и обстоятельствами, которые были представлены стороной защиты уже в суд, в том числе и новыми показаниям свидетелей.
1. Прокурор в прениях не указал ни одной ссылки на материалы и листы дела, вместо этого изложил краткое содержание обвинительного заключения, из чего можно сделать вывод, что единственным доказательством стороны обвинения является само обвинительное заключение.
2. Прокурор процитировал показания свидетелей Ващенко Я.Н., Ковалева А.Е., Павского С.В., данные ими на стадии предварительного следствия, которые не оглашались в судебных заседаниях либо не оглашались в процитированной прокурором части.
3. Гособвинителем были также приведены в качестве доказательства показания свидетеля Веденцовой Е.Н., которые были оглашены в нарушение ч. 2.1 ст. 281 УПК РФ, так как условие о предоставлении обвиняемым в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами не было выполнено. Присовокупив к этим показаниям показания свидетеля Ващенко Я.Н. и свидетеля Массаренко О.А. (последние, по мнению прокурора, аналогичны показаниям свидетеля Веденцовой Е.Н.) гособвинитель сделал из них вывод о наличии фактов отражения в учете потерпевшего фиктивного прихода и расхода топлива.
«Данные о фиктивном приходе и расходе заносились в программу «1С» лично Массаренко О.А. или Ващенко Я.Н. Факт фиктивного поступления топлива на нефтебазу оформлялся в книгах налива автоцистерн, при этом не указывался номер автомашины, наименование поставщика и номер резервуара, в который помещено топливо».
Отмечу, что этих данных в книге налива в принципе не могло быть, потому топливо при поступлении на нефтебазу сливается, а не наливается, и соответственно если это и отражается, то в книге слива автоцистерн, но не в книге налива.
При этом стороной обвинения полностью проигнорированы показания свидетеля Ващенко Я.Н., работавшей на нефтебазе «Красный Яр» с ноября 2010 г. в должности менеджера по продажам в отделе хранения нефтепродуктов, а с июля 2013 г. – начальником отдела клиентского сервиса, которая в ходе судебного заседания 24.10.2017 г. пояснила, что: на Нефтебазе «Красный Яр» были несуществующие приходы, но с существующим продуктом. Это был просто другой продукт. Продукт, который должен был прийти, отдавался в какую-то организацию и ставился на приход через третью организацию. Нефтепродукты данным организациям точно не отгружались, поскольку то, что им отгружалось тоже оставалось на нефтебазе, с целью того, чтобы сменить номенклатуру. Изменение номенклатуры было необходимо с целью улучшения продукта, с целью получения высокой выгоды. На нефтебазе была какая-то установка по переработке топлива. По документам нефтепродукты, которые приобретали у «Камом», в дальнейшем продавали клиентам, отгружали. Операции по «Итерпотоку», «Ресурсам Сибири», «Камому» Ващенко Я.Н. не назвала бы фиктивными, просто один продукт подписали названием другого продукта, и этот продукт никуда не отгружался, а находился на нефтебазе. Термин «фиктивный» некорректен в данном случае. Эти операции были всегда с реальным продуктом (т. 60, л.д. 7,9,11, 14-16).
Аналогично проигнорированы показания свидетеля Массаренко О.А., работавшей на нефтебазе «Красный Яр» с 28.06.1990 по 03.07.2015 г. на разных должностях от механика цеха до ведущего менеджера отдела клиентского сервиса, которая в ходе судебного заседания 21.08.2017 г. пояснила, что практика фиктивного прихода или расхода нефтепродуктов существовала на нефтебазе, когда необходимо было один вид топлива перевести в другой, когда приходил продукт, его улучшали и продавали под другим видом топлива. В любом случае, отгрузка нефтепродуктов была реальная. «Фиктивные операции» - в ходе следствия их так назвали, поэтому Массаренко О.А. называет их фиктивными. Следствие навязало Массаренко О.А. данный термин. В процессе работы Массаренко О.А. термин «фиктивный» не употребляла. Под «фиктивными операциями» Массаренко О.А. подразумевает пересортицу и заимствование. Других операций под этим термином Массаренко О.А. не подразумевала. По всем, якобы фиктивным операциям, нефтепродукт всегда был в наличии на нефтебазе. Ващенко Я.Н. ушла, не доделала документы и данную ситуацию назвали фиктивной. Сделки по пересортице и заимствованию были реальными. Термин «фиктивность» Массаренко О.А. навязали сотрудники полиции. Фиктивный расход и приход с продуктом, которого фактически не было, Массаренко О.А. не делала (т. 58, л.д. 169, 173, 175, 179, 186-187).
Таким образом (даже с учетом оглашенных в нарушение ч. 2.1 ст. 281 УПК показаний Веденцовой Е.Н., которая в них указывала, что все данные по операциям, именуемыми в ее показаниях «фиктивными», она брала из документов, созданных сотрудниками отдела клиентского сервиса Ващенко Я.Н. и Массаренко О.А.), утверждения прокурора о наличии фактов отражения в учете потерпевшего фиктивного прихода и расхода топлива в ходе судебного следствия не нашли каких-либо подтверждений и не имеют под собой никаких оснований.

4. Далее прокурор приводит показания Джулай М.В., Валла В.В., Молокова О.Р. и следом цитирует из обвинительного заключения выводы следствия о том, что ООО «Камом», ООО «Роктор», ЗАО НТЦ «Лептон» фактически самостоятельной финансово-хозяйственной деятельности не осуществляли, все перечисления по счетам данных организаций осуществлялись Глейх М.А. и Молоковым О.Р. по указаниям Петровичева А.Ю. Что Валл В.В., Джулай М.В., Молоков О.Р. фактически никаких самостоятельных решений, касающихся финансово-хозяйственной деятельности не принимали.
Однако прокурором не учтены показания свидетеля Молокова О.Р., являющегося генеральным директором и единственным акционером ЗАО НТЦ «Лептон», который в ходе судебного заседания 13.07.2017 г. пояснил, что он самостоятельно осуществлял деятельность в ЗАО НТЦ «Лептон» и занимался поставкой материала. Он работал с клиентом, которого ему передала нефтебаза, брал у него топливо и через «Роктор» поставлял его на нефтебазу. Продукт поставлялся вагонами (т. 58, л.д. 27-32). Петровичев не давал ему указания, куда перечислять денежные средства, а на допросе ему сразу сказали, что «Петровичев и Зеленский все делали» (т. 62, л.д. 60-64). Свидетель Молоков О.Р. пояснил, что в ходе допросов на предварительном следствии давал ложные показания, в частности, об отсутствии самостоятельной деятельности в качестве генерального директора ЗАО НТЦ «Лептон» и о подконтрольности Петровичеву А.Ю. в связи с тем, что лица, проводившее допрос, оказывали на него давление (т. 58, л.д. 27, 32, 38, 39).
Также прокурором не учтено, что в соответствии с п. 3. ст. 54.1 Налогового кодекса Российской Федерации «подписание первичных учетных документов неустановленным или неуполномоченным лицом, нарушение контрагентом налогоплательщика законодательства о налогах и сборах, наличие возможности получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных не запрещенных законодательством сделок (операций) не могут рассматриваться в качестве самостоятельного основания для признания уменьшения налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога неправомерным».
Согласно Письма Федеральной налоговой службы РФ от 16 августа 2017 г. № СА-4-7/16152@ формальные претензии к контрагентам (нарушение законодательства о налогах и сборах, подписание документов неустановленным лицом и т.п.) при отсутствии фактов, опровергающих реальность совершения заявленным налогоплательщиком контрагентом сделок и операций, не являются самостоятельным основанием для отказа в учете расходов и в налоговых вычетах по сделкам (операциям).
То есть, если директор «сомнительного» поставщика отказывается от факта подписания каких-либо документов или устно говорит, что подписывал не по собственной инициативе, а чьим-то распоряжениям, то это не является безусловным и достаточным основанием для вывода о непроявлении налогоплательщиком должной осмотрительности и осторожности при заключении сделки со спорным контрагентом и не может рассматриваться как основание для признания налоговой выгоды необоснованной, равно как не может служить безусловным и достаточным основанием для «обеления» подписанта и обвинения его контрагентов.
Это подтверждается и судебной практикой, например Определением Верховного суда РФ от 6 февраля 2017 г. № 305-КГ16-14921.
При этом, согласно показаний свидетеля Алдохина С.Г., являвшегося в 2011-2015 гг. генеральным директором ОАО «Нефтебаза «Красный Яр», предприятия ООО «Камом», ООО «Роктор» появились в 2014 году. Когда Алдохин С.Г. поинтересовался, что это за предприятия, как и откуда они появились, ему ответили, что эти предприятия используются для расчётов с контрагентами, для безопасности расчёта. Через предприятия проходили денежные средства, они являлись хранителями, там были активы, поэтому Алдохин С.Г. не думает, что термин «подставные организации» уместен (т.56, л.д. 13). Свидетель Алдохин С.Г. в ходе судебного заседания 16.06.2017 г. пояснил, что через ООО «Камом» осуществлялись реальные поставки нефтепродукта (т.56, л.д. 63). С ООО «Камом» были финансово-хозяйственные взаимоотношения: договоры, поставки и платежи – такая деятельность была. (т. 59, л.д. 108-110).
Прокурором не учтено также, что:
- согласно заключению эксперта № 120 от 11.03.2016 г. по результатам почерковедческой экспертизы ряд договоров между потерпевшим и ООО «Роктор» подписаны именно Джулай М.В. (т. 38, л.д. 244),;
- что свидетели Валл В.В. и Джулай М.В. пояснили, что с Зеленским М.А. и Петровичевым А.Ю. они не знакомы и никогда не встречались;
- что Петровичеву А.Ю. и Зеленскому М.А. не было известно о содержании договоренностей между Джулай М.В., Валлом В.В. и Алдохиным С.Г.;
- что Алдохин С.Г., являвшийся непосредственным руководителем Зеленского М.А. и Петровичева А.Ю. объяснял им, как и в суде, что ООО «Камом» не является подставной организацией и ведет обычную хозяйственную деятельность;
поэтому обстоятельства и доказательства наличия/отсутствия самостоятельной финансово-хозяйственной деятельности Валла В.В. и Джулай В.В. не относимо к квалификации действий Зеленского М.А. и Петровичева А.Ю., а первостепенное значение имеет наличие фактических поставок нефтепродуктов от ООО «Роктор» и ООО «Камом».

5. Прокурор ссылаясь на показания свидетеля Алдохина С.Г., данные им на стадии предварительного расследования и не исследованные судом, сделал вывод о том, что Алдохиным С.Г. была разработана и введена схема транзитных перемещений денежных средств, позволяющая увеличивать оборот по расчетным счетам, в связи с чем по его поручению Ковалевым А.Е. для использования в данной схеме были созданы организации ООО «Роктор» и ООО «Камом».
Однако, даже если проигнорировать требования ч. 4 ст. 292 УПК РФ (запрет ссылок на неисследованные в суде доказательства), следует иметь в виду, что при цитировании данных показаний государственный обвинитель «забыл» огласить обстоятельства того, что согласно показаний свидетеля Алдохина С.Г., данных им на стадии предварительного расследования, схема транзитных перемещений денежных средств, позволяющая увеличивать оборот по расчетным счетам нефтебазы, существовала до весны 2013 г. (т. 31, л.д. 68).
То есть отношения к периоду вменяемого преступления не имеет.
Вместе с тем, на стадии судебного следствия свидетель Алдохин С.Г., являвшийся в 2011-2015 г. генеральным директором ОАО «Нефтебаза «Красный Яр», в ходе судебного заседания 16.06.2017 г. дал показания о том, что «Камом» и «Роктор» не использовались для увеличения оборотов нефтебазы. В 2014 году задачи искусственного увеличения оборотов для финансовой отчётности не было, по крайней мере, Алдохину С.Г. ничего об этом не известно (т.56, л.д. 59, 63). У нефтебазы не было необходимости увеличивать обороты (т. 59, л.д. 109).

6. Прокурор ссылается на ответ из НФ АКБ «Ланта-Банк» (т 21, л.д. 224-228) и делает предположение, что расчетными счетами ООО «ЭкспрессаАльянс» и ООО «Взаимодействие» фактически управляет одно лицо. Согласно ч. 4 ст. 302 приговор не может быть основан на предположениях.

7. Прокурор, несмотря на подтверждение поставок нефтепродуктов и химических присадок от ООО «Рутэк», ООО «Интерстрой», ООО «ЭнергияАльянс», ООО «Компания Топливный Регион» за счет якобы похищенных денежных средств, ссылается на показания представителей этих организаций Разумовского М.В., Шляпина А.С., Одинцова О.Ю., Семенюка А.В. и утверждает, что данные организации в действительности финансово-хозяйственной деятельности не осуществляли и использовались в транзитных операциях.
Это утверждение прокурора полностью противоречит содержанию данных показаний:
- свидетель Разумовский М.В. в ходе судебного заседания 27.02.2018 г. пояснил, что он работает в ООО «Рутэк» в должности заместителя генерального директора. В его должностные обязанности как руководителя ООО «Рутэк» входит контроль за работой. Основная деятельность его предприятия - купля-продажа нефтепродуктов. У ООО «Рутэк» много контрагентов. Работали с нефтебазой «Красный яр», покупали у них нефтепродукты, продавали им, хранили нефтепродукты. Отношения с нефтебазой «Красный Яр» оформлялись договором. Компании «Рутэк» и «Интерстрой» - это реальные компании. Средняя численность работников в «Интерстрой» 3 человека, в «Рутэке» около 40 человек. Оборот «Рутэка» 7 000 000 000 руб. в год. Генеральным директором «Рутэка» является Цеханов С.А. У «Рутэка» и «Интерстроя» нереальных поставок за все время деятельности никогда не было, все абсолютно реально. Прежде чем с компанией «Лептон» был заключен договор, Шляпин ездил в г. Новосибирск и встречался с директором «Лептон». Компания «Русские нефтепродукты» - это контрагент «Рутэка», это реальная компания (т. 60, л.д. 125-126).
- свидетель Шляпин А.С. в ходе судебного заседания 20.03.2018 г. подтвердил, что на его практике не было случаев по поставкам на ОАО «Нефтебаза «Красный Яр» и ЗАО НТЦ «Лептон», когда отгруженное топливо не доходило до покупателя. Поставки из ООО «Рутэк» и ООО «Интерстрой» были в адрес ЗАО НТЦ «Лептон», они были реальные. В основном поставки были по железной дороге, место передачи товара покупателю – на территории ОАО «Нефтебаза «Красный Яр». Было такое, что они грузили товар на свой договор хранения на ОАО «Нефтебаза «Красный Яр», там он некоторое время находился, потом отдавался в том числе и ЗАО НТЦ «Лептон». Они завозили на нефтебазу топливо, а потом передавали ЗАО НТЦ «Лептон». Было такое, что они завозили топливо, а нефтебаза им его перерабатывала (т. 61, л.д. 179, 180, 182, 184, 185).
- свидетель Одинцов О.Ю. в ходе судебного заседания 27.02.2018 г. пояснил, что раньше он являлся руководителем компании ООО «ЭнергияАльянс». Компания с 2017 г. не работает. Компания занималась торговлей нефтепродуктами. Компания «ЭнергияАльянс»» - реальная, численность штата варьировалась до 6 человек. Торговали нефтепродуктами, это были оптовые поставки через компании. Доставка до клиента осуществлялась, как правило, железнодорожным транспортом. Было много контрагентов и были разные суммы (т. 61, л.д. 127-128).
- Свидетель Семенюк А.В. в ходе судебного заседания 27.02.2018 г. пояснил, что он работает в ООО «Компания Топливный Регион» в должности руководителя отдела, в его должностные обязанности входит ведение, привлечение клиентов. Они представляли присадки на нефтебазу. Заключался договор с нефтебазой, «Камом», «ТД Элитар», «Ресурсы Сибири». Была компания «Интерпоток». Эти компании покупали присадки к топливу. Приобретались присадки к дизельному топливу, к бензину. К бензину присадки отправлялись бензовозом, присадки к дизельному топливу поставлялись в 200-литровых бочках. «Компания Топливный Регион» - это реальная компания. В г. Новосибирске у ООО «Компания Топливный Регион» есть склад как обособленное подразделение, то есть, если продукт был там в наличии, то его отгружали. Если продукта там не было, то его отсылали с г. Дзержинска, с производства, заказывался бензовоз. Они нанимали транспорт и указывали, куда ему ехать и разгружаться. Бензовоз доезжал до нефтебазы (т. 61, л.д. 119-123).
Сторона защиты обращает внимание, что даже если, несмотря на содержание этих показаний, прокурор продолжает утверждать, что через ООО «Рутэк» и ООО «Интерстрой» осуществлялись транзитные перемещения денежных средств потерпевшего, то им не учтено, что данная версия исключает какое-либо хищение денежных средств поскольку согласно заключению №11зак от 27.01.16 г. на расчетные счета ОАО «Нефтебаза «Красный Яр» поступили денежные средства от ООО «ИнтерСтрой» в сумме 243 265 456,59 руб. и от ООО «Рутэк» в сумме 269 936 352,39 руб. (том 40, л.д. 53). Суммарно это - 513 201 808,98 руб., и поскольку прокурор утверждает, что это были транзитные перемещения, то сумма якобы похищенного 503 млн. руб. была возвращена потерпевшему с избытком от ООО «Рутэк» и ООО «Интерстрой».
То есть данное противоречие стороной обвинения не устранено, не устранялось. И должно быть истолковано судом исключительно в пользу обвиняемых лиц.
8. В обоснование фиктивности поставок нефтепродуктов от ООО «Камом» гособвинитель сослался на показания специалиста Лобановой С.Б., которая указывала, что поставка не подтверждена такими первичными учетными документами как железнодорожные накладные, товарно-транспортные накладные, транспортные накладные. Однако данные показания специалиста Лобановой С.Б. противоречат ее же собственным показаниям о том, что транспортные накладные были представлены на проверку, но они их не исследовали (т. 60, л.д. 150).
9. Прокурор ссылается на результаты следственных и иных процессуальных действий, полученные после 21.03.2016 г., то есть после окончания производства следственных действий по делу и предъявления материалов уголовного дела обвиняемому Петровичеву А.Ю. и его защитнику и в отсутствие ссылок на какие-либо постановления следователя о проведении дополнительных следственных действий, а именно:
- ответ на поручение из отдела по расследованию преступлений на территории, обслуживаемой ОП «Центральный» СУ УМВД России по городу Челябинску, от 28.03.2016 № 101/СО-1387 с прилагающимся рапортом (том 28, л.д. 253-255);
- ответ на поручение из СУ МУ МВД России «Одинцовское» от 31.03.2016 № 70/сл1716 (том 29, л.д. 4) с прилагающимися материалами (рапорт следователя СУ МУ МВД России «Одинцовское» лейтенанта юстиции Агафонова И.А. от 30.03.2016 г., рапорт о/у УОП 1 ОП по г. Одинцово МУ МВД России «Одинцовское» лейтенанта полиции Сопина Д.В. от 30.03.2016 г., письмо начальника ОИО штаба МУ МВД России «Одинцовское» Курьян С.А. от 31.03.2016 г. № 70/233, справка на Шмидова С.И. от 31.03.2016 г. (том 29, л.д. 5-8));
- ответ на поручение из СУ УМВД России по Ленинскому району Московской области от 01.04.2016 г. № 1200 (том 29, л.д. 10) с прилагающимся рапортом следователя Следственного Управления УМВД России по Ленинскому району Московской области старшего лейтенанта юстиции Клевцова А.В. от 01.04.2016 г. (том 29, л.д. 11).
Данные доказательства являются недопустимыми, так как получены в нарушение ст. 215 , ч. 1 ст. 217 , ч. 1, ч. 2 ст. 219 УПК РФ.
10. Прокурором не устранены противоречия в предъявленном обвинении в части того, что ООО «Камом» начало использоваться в хозяйственной деятельности потерпевшего до трудоустройства Петровичева А.Ю. на нефтебазу (до 20.01.2014), и якобы фиктивные сделки, вменяемые стороной обвинения как способ совершения хищения, были заключены и отражены у потерпевшего еще до знакомства Петровичева А.Ю. с Зеленским М.А.
Это подтверждается:
- показаниями свидетеля Ковалева А.Е. (т. 58, л.д. 76, 81),
- показаниями свидетеля Молокова О.Р. (т.62, л.д. 63),
- показаниями специалиста Лобановой С.Б. (т. 60, л.д. 33, 38),
- оборотно-сальдовой ведомостью по счету 60 «Поставщики и подрядчики» по элементу "Контрагент" - ООО «Камом» за ноябрь 2013 г. - декабрь 2013 г., предоставленной ОАО «Нефтебаза «Красный Яр по запросу следователя, из которой следует, что хозяйственные операции нефтебазы с ООО «Камом» начались с 03.11.2013 г. (коробка № 6, прошивка №187),
- договором поставки № 37/1-13-ПН между ОАО «Нефтебаза «Красный Яр» и ООО «Камом» от 05.04.2013 г. (т.2, л.д. 128-132);
- памятными записками Ковалева А.Е. от 21.11.2013 г. (т. 45, л.д. 157).
- книгой покупок ОАО "Нефтебаза "Красный Яр" за период с 01.10.2013 г. по 31.12.2013 г., предоставленной ОАО «Нефтебаза «Красный Яр по запросу следователя, из которой следует, что хозяйственные операции нефтебазы с ООО «Камом» начались с 03.11.2013 г. (коробка № 5, прошивка № 42).
- актом сверки между ОАО "Нефтебаза "Красный Яр" и ООО «Камом» за период с 01.10.2013 г. по 31.12.2013 г., предоставленного ОАО «Нефтебаза «Красный Яр» по запросу следователя, из которого следует, что хозяйственные операции нефтебазы с ООО «Камом» начались с 03.11.2013 г. (коробка № 7, прошивка № 153).
- письмом банка Зенит от 15.05.2015 г. № 945/15-110, из которого следует, что расчетный счет ООО «Камом» в Новосибирском филиале АКБ «Зенит» был открыт 27.03.2013 г. (т. 19, л.д. 69).
- декларациями по НДС ООО «Камом» за 1, 2, 3 кварталы 2013 г. , которые были отправлены почтой 28.10.2013 г., поступили в налоговый орган 31.10.2013 г. (т. 18 л.д. 57,61,65).
На стр. 484 обвинительного заключения от 30.06.2016 г. указано, что «…часть денежных средств в особо крупном размере в результате транзитных перемещений… похищаются мошенническим путем».
На стр. 486 обвинительного заключения от 30.06.2016 г. говорится о наличии умысла у Петровичева А.Ю. на совершение «финансовых операций по перечислению по фиктивным основаниям похищенных денежных средств на расчетные счета организаций, используемых в транзитной схеме, с целью придания правомерного вида их владению, пользованию и распоряжению». В дальнейшем, как следует из описания версии следствия на стр. 486-488 обвинительного заключения от 30.06.2016 г., данный умысел якобы был реализован Зеленским М.А. и Петровичевым А.Ю. В частности, указывается, что «Петровичев А.Ю. … давал указания подконтрольной ему Глейх М.А. … о перечислении денежныех средств на указанные им организации, в том числе зарегистрированные на подставных лиц, но подконтрольные знакомым Петровичева А.Ю. и Зеленского М.А.». Далее следователь приводит перечень контрагентов ООО «Камом», которым данная организация производила перечисление денежных средств: ООО «ДельтаСервис», ООО «Компания Топливный Регион», ООО «ТД Элитар», ООО «Терминал+», ООО «КапиталИнвестГрупп», ООО «Семейный капитал», ООО «Автолига», ООО «Леском», ООО «РЦ», ООО «ТоргРегион», ООО «Сибпремьер», ООО «Транзит Сервис», ООО «УАЗ Центр», ООО «МАК», ООО «ПромСервис», ООО «Интерстрой», ООО «ЭкспрессАльянс», ООО «ПромЭкспорт», ИП «Резников А.Г.», ИП «Дияковский Е.А.», ООО «АКТУАЛЬНЫЙ РЕСУРС», ООО «Орион Трейд», ООО «Сибтрейдинг», ООО «Индиго», ООО «СибРесурс», ООО «РегионСнаб», ООО «ТД Универсал», ООО «СибПром», ООО «ТрансТопливо».
Согласно п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 07.07.2015 № 32 «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем» в случае использования лиц, не осведомленных о преступном происхождении денежных средств или иного имущества, для совершения преступлений, предусмотренных статьями 174 и 174.1 УК РФ, их исполнителями должны признаваться лица, которые фактически контролируют соответствующие финансовые операции и сделки и руководят действиями вышеуказанных лиц.
Однако, сторона обвинения не предоставила суду каких-либо доказательств того, Петровичев А.Ю. и Зеленский М.А. каким-либо образом контролировали соответствующие финансовые операции и сделки, руководили действиями вышеуказанных лиц либо были знакомы с теми, кто их контролировал.
Опрошенные в суде свидетели Сапегин А.В., Натальченко А.Ю., Зильбович О.О., Беженарь Н.Г., Клыпута Н.Г., Султанова А.О. показали, что никогда не были знакомы с М.А. и Петровичевым А.Ю. и не выполняли их поручения. Об этом же самом свидетельствуют оглашенные в суде показания свидетелей Арзина В.Н., Бойко А.П., Галкиной М.А., Гонтаренко В.В., Жилина В.Е., Жилинского С.В., Ивановой Н.И., Ильиных Е.И., Ильиных К.А., Казаковой С.В., Каменских Л.А., Каретникова В.И., Кирилловой Н.П., Ким Н.В., Козловой А.А., Красилова Н.М., Кривоносова А.Б., Ларионова И.Н., Ленковой В.П., Пичугиной М.В., Родионовой Л.И., Сапегиной А.А., Спирина А.Е., Тереховой М.Ю., Хвостовой Н.М., Чикина Д.А.
Более того, показания свидетелей Резникова А.Г., Дияковского Е.А., Шляпина А.С., Семенюк А.В., Чуракова К.А., Худякова А.Н. напрямую опровергают факты контроля Зеленским М.А. и Петровичевым А.Ю. финансовых операций и сделок, их руководства действиями ООО «Компания Топливный Регион», ООО «Интерстрой», ИП «Резников А.Г.», ИП «Дияковский Е.А.», ООО «Орион Трейд», ООО «ТД Универсал», ООО «ТрансТопливо» либо их знакомства с кем-либо, кто данные лица контролировал.
Также следует иметь в виду, что под идеальной совокупностью понимается ситуация, при которой одно и то же действие содержит признаки преступлений, предусмотренных двумя статьями УК РФ. Но в случае с хищением (ст. 159 УК РФ) и легализацией (ст. 174.1 УК РФ) это невозможно, поскольку хищение должно быть закончено до легализации. Легализация - это самостоятельные объективные действия для придания законности имуществу, которое приобретено другими лицами преступным путем. Состав легализации требует, чтобы деяния по легализации (отмыванию) совершались с имуществом, которое уже приобретено лицом в результате преступления. То есть на момент легализации имущество уже должно быть похищено и хищение закончено. Похищенное имущество должно находиться в непосредственном ведении и обладании похитителя.
Однако в обвинительном заключении от 30.06.2016 г. следствие указывает, что как хищение, так и финансовые операции по легализации совершались в результате транзитных перечислений. Применение следствием дополнительной квалификации по ст. 174.1 необоснованно, поскольку следствие «описывает» в этом обвинительном заключении продолжаемое преступление – мошенничество, реализация которого по версии следствия направлено для достижения конечной цели – хищение денежных средств при транзитных перечислениях. То есть одни и те же действия в данном случае не могут создавать нескольких составов преступлений, то есть налицо отсутствие идеальной совокупности преступлений.Таким образом, обвинительное заключение от 30.06.2016 г. составлено с нарушением требований п. 3, п. 4 ч. 1 ст. 220 УК РФ в части указания взаимоисключающих существа и формулировок предъявленного обвинения по одновременному хищению и легализации в результате одних и тех же действий. В суде были подробно исследованы выводы двух заключений двух специалистов – работников структуры Управления МВД РФ по НСО. Которые, как выяснилось в суде, находясь в зависимости, не имели права на подготовку таких заключений ми представления их в материалы уголовного дела. Об этом сторона защиты заявляла подробно со ссылкой на нормы права.Меня беспокоит, безусловно, то, что суд не прислушался к позиции защиты, посчитав доводы несостоятельными. Тогда, полагаю, суд должен был обосновать свою позицию по этому вопросу, ссылаясь на иные правовые нормы. И это я говорю безотносительно той азбучной истины, которую не применить в правовом государстве юридически невозможно и даже непозволительно при разрешении уголовного дела. Это про бухгалтерскую экспертизу, а точнее – про ее результат, выводы. Именно про ту, которая в материалах дела отсутствует. Почему, не проводилась бухгалтерская экспертиза нам неизвестно. По неизвестным причинам следователь не проводил бухгалтерскую экспертизу. По моему мнению. Такая бухгалтерская экспертиза просто необходима для решения данного дела. Но еще больше была удивлена тем, что и суд не назначил проведение бухгалтерской экспертизы. Конечно, понятно, что результат бухгалтерской экспертизы может огорчить государственного обвинителя; но никак не могу понять - как же суд смог вынести приговор без этого основополагающего процессуального документа-доказательства. Абсолютно уверена, что руководствоваться только выводами специалистов - сотрудников полиции - суд не имел юридического права. А.Ю. Петровичеву и М.А. Зеленскому вменяется хищение 503 728 103 рубля и 40 копеек.Позиция стороны обвинения самоуверенно строится на том, что такая часть суммы не была возвращена от ООО «Камом» в нефтебазу «Красный Яр», а также, что на такую сумму не было реальных поставок нефтепродуктов в счет этой суммы в Нефтебазу «Красный Яр». Единственный документ «с цифрами» у стороны обвинения – это только лишь заключения двух специалистов. Результаты этих заключений, однако, были опровергнуты стороной защиты. Более того, допрошенные в качестве специалистов эти специалисты, показали, что они не исследовали ряд поставок за ряд периодов, не исследовали и реальные поставки, которые осуществлялись на нефтебазу путем перелива из резервуаров самой нефтебазы от ее хранителей в адрес самой нефтебазы как покупателя; а также не были исследованы и иные поставки, в том числе, и химических присадок к нефтепродуктам с целью изменения их характеристик. Ряд фирм-поставщиков следствием был признан фирмами-однодневками. Такое признание производилось, в том числе, и по подложным документам оперуполномоченного, о чем стороны и суд удостоверились исследуя материалы дела и допрашивая оперуполномоченого. Многочисленные служебные подлоги и подложные доказательства со стороны следствия были выявлены стороной защиты и установлены в судебном следствии. Об этом мы заявляли многочисленными письменными заявлениями с требованием о вынесении частных определений в адрес сотрудников полиции и их руководителей.
Сторонам защиты пришлось самостоятельно привлекать специалистов, которые подготовили свои альтернативные заключения в противовес имеющимся в деле. Суд не принял их и не положил в основу приговора. Сторона защиты не только опровергла выводы специалистов – сотрудников полиции, но и, к тому же, представила в суд все необходимые доказательства, подтверждающие поставки химии и нефтепродуктов в адрес нефтебазы, опровергающие версию обвинения в части непоставок нефтепродуктов на сумму более чем 503 млн рублей.
Tags: Не вынесено соломоново решение, безответственность следствия ОАО "Нефтеб
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments